Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Скайнет против "совриска"

Рейтерс вещает. https://www.reuters.com/article/us-hongkong-robot/nft-artwork-by-humanoid-robot-sells-at-auction-for-nearly-700000-idUSKBN2BG3GB?il=0

При ближайшем рассмотрении в этой новости прекрасно решительно все. Перевод вильный с дополнениями и лирическими отступлениями. «Совриск» — это современное искусство, если кто-то не в курсе текущего тренда и дискурса.  

Знакомьтесь, София — человекоподобный робот, разработанный гонконгской компанией Hanson Robotics Limited. Машина была активирована в 2015-м году. 

Как гласит Вики, «Камеры в глазах Софии в сочетании с компьютерными алгоритмами позволяют ей видеть. Она может следить за лицами, поддерживать зрительный контакт и узнавать людей. Она может обрабатывать речь и вести беседу. Sophia концептуально похожа на компьютерную программу ELIZA , которая была одной из первых попыток моделирования человеческого разговора. Программное обеспечение было запрограммировано так, чтобы давать заранее написанные ответы на конкретные вопросы или фразы, как чат-бот . Эти ответы используются для создания иллюзии, что робот способен понимать разговор, включая стандартные ответы на вопросы типа «Дверь открыта или закрыта?».

Основная фишка робота, впрочем — не могучий интеллект, а «социальность» — с дальним прицелом на использование в сфере услуг и медицине . София способна, например, имитировать более 60 выражений лица. В целом Хэнсон своего добился, робот вполне милый.

При этом она действительно способна производить впечатление на человеков, особенно очень специальных. Итак, прекрасное номер раз.

В октябре 2017 года София официально стала подданной Саудовской Аравии. Событие вызвало скандал, так как во время конференции и объявления о гражданстве она находилась с непокрытой головой и лицом, без хиджаба и без мужчины-опекуна.

Очевидно, вдохновленный результатом Хэнсон решил двинуть свой чат-бот на поляну, оккупированную многочисленными Павленскими. 

Collapse )

К вопросу о деревянных игрушках, прибитых к полу. Трудное детство дяди Сэма

В комментариях зашел разговор о перспективах США под благодетельным британским правлением — что было бы, если бы францу... американский народ не сверг бы террана. Поскольку у мну есть старая и канувшая в Лету статья по сему поводу — можно стряхнуть с нее виртуальную пыль.

С описанием феерического менталитета колонистов — нежелание платить что-либо вообще и контрабанда как образ жизни — можно  ознакомиться в маховском цикле https://fitzroymag.com/istorija/amerikanskaja-revoljucija-chast-ii-bezumnoe-chaepitie/ Однако корона, в свою очередь, деятельно и небезуспешно отравляла жизнь подданным и детали процесса весьма занимательны. 

Начну с того, что  формально почти безналоговый режим, изначально установленный для колоний, не имел ничего общего с благотворительностью — самовывоз  лишних людей за Атлантику прямо и положительно сказывался на доходах «добрых подданных» и госбюджета. Хотя масштабы прямого сгона крестьян с земли сильно преувеличены «марксистской» историографией, развитие  овцеводства более чем успешно тормозило рост запашки вслед за ростом  населения. Между тем, пастбищное скотоводство требует много земли, но мало рабочих рук.  

Collapse )

Мелкобритания



Итак, народ читает цикл Махова об американской войне за независимость. При этом сецессия Штатов официально считается концом первой Британской империи. 

Однако, как выяснилось, отдельные несознательные граждане не вполне понимают цену вопроса для Лондона, упоминая всуе «отжатую у французов» в Семилетку Индию и Канаду. 

Посмотрим на первую британскую империю более внимательно. В 1801-м (первая всеобщая перепись), спустя 18 лет после отделения американских колоний,  население Англии составляло  8,3 млн. , Уэльса — 0,54 млн и Шотландии 1,9 млн. 

При этом Шотландия последний раз бунтовала всего за 31 год до американцев (1745) и ее лояльность по отношению к правящей династии была далеко не тотальной.

Ирландское население  насчитывало от 4,5 до 5,5 млн. (в 1841-м - 8,2 млн). Иными словами, было примерно равно современному и в любом случае больше половины населения метрополии/Англии. Экономическая ценность и лояльность перенаселенной страны — без комментариев.

Население США на 1800-й составляло 5,3 млн.  64,5% населения метрополии. Непосредственно на момент отделения соотношение было менее впечатляющим —  так, в 1790-м (первая американская перепись) в Штатах жило 3,9 млн, однако и население Англии было заметно ниже. 

Collapse )

Швейцарцы и эгоистичный ген

Высокий уровень "корпоративности" и внутригруппового альтруизма традиционного общества принято считать чисто социальным феноменом. Однако...
=Согласно исследованию, с 1650 по 1850 год, среднестатистический человек был четвероюродным братом и сестрой своего супруга или супруги. К 1950 году среднестатистический человек был женат на своей «седьмой» сестре. Исследователи считают, что сегодня многие пары являются 10-м-12-м кузенами.=
Ссылки на исследование нет, но, вероятно, речь идет об Англии. Довольно очевидно, что в странах более диких и ранних, редконаселенных и особенно горных все было еще хуже.
Между тем, учение Докинза непобедимо, потому что оно верно. С точки зрения "эгоистичного гена" (тм) жертва носителя гена может быть оправдана, если ведет к выживанию и процветанию бОльшего количества его носителей. Это сильно и явно отражается на поведении - опытов поставлено много.
При этом члены традиционного общества в большинстве случаев более чем осведомлены об  отдаленных с нашей точки зрения степенях родства, плюс это прекрасно видно.
Какое влияние это оказывает не только на быт, но и на психологию набираемых по территориальному принципу войск, нетрудно догадаться - см. заголовок. При этом общая атмосфера легко проецируется на более крупные коллективы.
С другой стороны, это значит, что индивидуализм при прочих равных будет закономерно цвести и пахнуть в иммигрантских странах типа США. 
Теперь о печальном. В соответствии с этой завиральной мудрой теорией рост социального эгоизма в новейшее время есть объективный процесс, который невозможно остановить уговорами.  

Боливия: горы и штампы.

Простая боливийская женщина как бы иллюстрирует собой обычное состояние местной экономики.


За украинской тематикой из медийного пространства почти исчез еще недавно активно обсуждаемый переворот в Боливии. Между тем, его последствия быстро и радикально разошлись с отечественными прогнозами. Обстановка в стране стабилизировалась, Эво Моралес — в эмиграции и под судебным преследованием, однако «его» «Движение к социализму» (МАС) не запрещено и активно готовится к выборам. Обещанная гражданская война не состоялась — по крайней мере, пока.

Апокалиптические прогнозы, в свою очередь, исходили из весьма странных представлений о Боливии вообще и о МАС в частности. Стандартное описание правления Моралеса, часто идущее в комплекте с обвинениями Москвы в очередной сдаче союзника, по сути представляет собой классическую агитку в исполнении отечественных левых. Итак, согласно распространенному штампу, Моралес — законно избранный «почти коммунист», представитель индейского подавляющего большинства Боливии, до него веками возглавляемой горстью колонизаторов-креолов, добившийся выдающихся экономических успехов и свергнутый праволиберальными нацистами-креолами в результате образцового «майдана».

Моралес, в меру своих скромных (в основном — «риторических») возможностей, был добрым союзником Москвы в противостоянии Вашингтону и это заслуживает всяческого уважения. Однако идеализация Моралеса и МАС, построенная едва ли не на безусловных рефлексах, явно мешает адекватному восприятию ситуации.

Начнем с этнического состава населения Боливии. Распространенное «5% креолов, 25% метисов,70% индейцев» восходит к советской литературе 1970-х, в лучшем случае апеллировавшей к традиционной системе латиноамериканских каст. Согласно ей, а) — квартероны-кастисо не считались белыми, б) — к метисам относились только классические «половинные» метисы, но не чоло с четвертью «колонизаторской» крови (вопреки распространенному убеждению, чоло — это не местное боливийское название метисов, а именно определенная «пропорция»). К Боливии эта система, давно ставшая анахронизмом во всей Латинской Америке, имела весьма перпендикулярное отношение, по крайней мере, с середины прошлого века.

На практике общепринятая оценка описывает состав местного населения как 15% белых, 30% метисов и 55% индейцев; вполне возможно, это соотношение несколько смещено в сторону индейцев, но не радикально. Иными словами, индейцы — действительно большинство, но отнюдь не подавляющее. При этом этнические группы разделены географически — белые и метисы сосредоточены в крупных городах и на равнинном востоке страны, генерирующем основную часть ВВП, индейцы — в сельской местности на гористом западе. Метисы Боливии ближе к белым, чем к индейцам не только на карте — это испаноязычное христианизированное население, в отличие от формально окрещенной индейской «глубинки».

Таким образом, «5% колонизаторов, противостоящие всем остальным» вполне апокрифичны. На практике речь о разделенной более или менее поровну стране.

Равным образом, рассказы о вездесущем белом расизме и кастовости, свирепствовавших до Моралеса, на практике буквально копируют «толерантную» риторику на Западе — при этом с той же степенью достоверности.

Перейдем от демографии к предыстории. Согласно еще одному штампу, Моралес был первым, кто выступил против существовавшего от начала времен дикого боливийского капитализма. В реальности у Боливии едва ли не самый обширный «красный» бэкграунд в Южной Америке.

Collapse )

Ня! "Учение и хитрость ратных людей", 1647

Об огнестрельной революции от первого лица
"И то годно въдати, какъ въ старину когда пушекъ и пороху, и всякаго огненаго бою не было, лучше и краше и рыцарственнъе копейнаго оружiя небывало, и тъмъ великую силу противъ конныхъ и пъшихъ людей чинили.

Такъ же и нынъ въ полъ пики или коше добръ надобное оружiе противъ райтаръ, и особно его княжское пресвътльство графъ моврицыусъ оранской, не даромъ то вымыслилъ и почиталъ, что копiе добръ нужно и надобно, и всъ, свои роты рядовыхъ салдатъ онъ розъ делялъ, что было внихъ половина копейщиковъ, а другая половина мушкътеровъ.
И то тъмъ обычаемъ, когда унего сто, или тысяща салдатовъ, и онъ учинитъ пятьдесятъ, или пять сотъ копейщиковъ, да пятьдесятъ, или пятьсотъ мушкътеровъ".
Кстати, к вопросу о непонятном русском языке 17-го века. См. также доносы и Аввакума.

Прорекламируем.

=Вот примерно так получилось в этот раз. "Мир без людей". Обложка - безумный гений Valdram Arispoga. Внутри - адский напалм от Anatoly Levenchuk, мегаистория о том, с чего все начиналось, от Евгений Пожидаев, разговор с настоящим, живым Вернором Винджем о будущем нечеловеческого разума, запил про роботовладельческий строй как светлое будущее прогрессивного человечества отИннокентий Андреев, а также безумные будни безлюдного будущего бытия от Natallia Andreeva. Про фантастику ничего не скажу - это надо читать. Ну и конечно, гордость Дорогой редакции, настольная игра про добрых ИскИнов и злое человечество, которую Александр Фиглинщедро полил кровью и потом, а Daniil Kuzmichyov проиллюстрировал с такой яростью, что дорогая редакция просто поголовно охренела и в таком состоянии находилась примерно неделю. С картинками в этом номере, кстати, еще круче, чем в предыдущем: Почтенный Стирпайк,Andrey Ayoshin, Maria Calavera, Жугдэрдэмидийн Гуррагча, Alex Xatchett, Сэр Богдан, Michael Malkin, Artem Kostyukevich выдали такое, что впору выставку делать, ну а Denis Klimoshonok зажег просто как дуговая сварка.
Мы - самый крутой журнал про будущее, который можно себе представить. И не собираемся останавливаться.=
По поводу мегаистории - конечно наглая ложь. Можно бесконечно смотреть на текущую воду, горящий огонь и конструкторов первой половины двадцатого века. Включая Королёва, Флеттнера и всех всех. И даже Варшаловски - кто знает, тот поймёт.

Дурацкое, или Новая хронология истории государства и права зарубежных стран.

В последнее время на наших бескрайних просторах довольно явно распространяется поветрие переходить улицу в нужное время и положенном месте и в принципе добровольно соблюдать правила без острой необходимости в их нарушении. Является ли это следствием тоталитарного мрака, накрывшего РФ, врождённой привычки москалей делать всё назло украинцам - или за этим стоят могучие исторические циклы и тренды?
Попробуем сделать на трепещущем теле реальности исторический разрез. Пристрастие англосаксов к юридической казуистике и тп. (строго для произвольно понимаемых своих) является сильно перерекламированным, но тем не менее некоторыми местами объективным фактом. При этом посконная и сермяжная "Старая добрая Англия" (скажем - тюдоровская) - это феерия попила и отката, рефлекторной привычки к отъёму чужой собственности и банальной ежедневной "бытовухи". Корсары Елизаветы занимались внутренним пиратством намного лучше, чем внешним, где их успехи, скажем так, сильно преувеличены. Например, попытки Дрейка набегать на испанцев немедленно закончились эпичным и унылым фейлом, как только дело перешло от разграбления не ожидавших нападения поселений к столкновению с хоть сколько-то организованной обороной. Зато его успехи в разграблении, условно говоря, муниципального бюджета и т.п. были блистательны и несомненны.
Всё это сопровождалось иной раз и восхищением широтой британской души (выражавшейся, например, в количестве грабителей на дорогах), в противовес скучным и законопослушным обывателям по то сторону Ла-Манша. Задорнов определённо пользовался бы успехом во времена Шекспира, и его звезда не затмила гения британской словесности просто по хронологическому недоразумению.
Потом, как мы знаем, случилось страшное, но добрые нравы Старой Англии небезуспешно воспроизвелись в США - Драйзера читали все, как и историю о том, как Аляску всучили за всятку конгрессу.
Иными словами, ценность законопослушания проникла в англосаксонский мозг сугубо от обратного. Примерно так же, как "аристократический и благородный британский стиль" на самом деле возник на почве тотального нищебродства, а идеал джентльмена - на фоне врождённого пьянства и буйства, плавно переходивших в непреклонное стремление к премии Дарвина, несмотря на временное отсутствие последнего.
При этом следует учитывать, что цветущая сложность ШБД была совершенно естественна для относительно бедной и очень долго сравнительно редко населённой даже по средневековым европейским меркам страны - где население не упражнялось в правилах общежитиями и хорошего тона, тысячелетиями сидя на головах друг у друга, а на сколько-нибудь правоохранять - банально не хватало денег.
Поэтому, уважаемые сограждане и ещё более уважаемые собутыльники и подельники, не факт, что нас не ждёт страшное в англо-саксонском духе - и привычка переходить улицу по зебре является просто банальным и временным порождением кровавого режима. Законы истории неумолимы и роковой момент может оказаться ближе, чем кажется...
.   

Японское

"Некоторые самураи вообще не брили голову, а зачесывали волосы назад и заплетали их в косу. Токугава Иэясу был яростным противником подобной практики, так как считал, что такая прическа не придаст хорошего вида голове, если она будет отрублена. Иэясу был большим специалистом по отрубленным головам и заставлял своих людей перед сражением окуривать волосы благовониями".

От совсем уже делать нечего-2

Однако... Первый город-миллионник в новой истории - Токио (Эдо), 1800-й год. Подобная сверхубарнизация в доиндустриальных странах говорит о гигантском аграрном перенаселении. Из этого следует банальное - и революция Мэйдзи и успех последующего модернизационного рывка были предопределены токугавской демографией. Аграрное перенаселение практически везде и всегда приводило к внутренней нестабильности - и оно же выбрасывало огромные массы дешёвых рабочих рук в города, ремесло, горную промышленность и т.д."Чёрные корабли" Перри лишь подстегнули процесс.
При этом за морем, в Китае, мы видим примерно то же самое - аграрное перенаселение, восстание тайпинов с их квазихристианской и прозападной идеологией в наиболее развитом экономически бассейне Янцзы (в Японии - в наиболее продвинутых южных княжествах) и... на этом параллели кончаются, восстание был подавлено, а население Китая сократилось на труднооцениваемую величину. К началу восстания оно составляло 432 млн. человек, и примерно столько же в начале ХХ столетия. Иными словами, весь рост в течении полустолетия (два поколения) ушёл на компенсацию потерь.
При этом наиболее очевидное различие между Японией и Китаем состоит в том, что тайпинское восстание помог подавить запад...
Тем не менее, любопытно, была ли альтернатива Collapse )