alarmist79 (alarmist79) wrote,
alarmist79
alarmist79

Category:

Ружья, копыта и сталь

"В Бобруйск, животное" - как бы говорит гоминиду это одуховоренное лицо

Итак, два десятка лет назад  Даймонд объяснил, почему евразийские цивилизации радикально обогнали в развитии своих австралийских, американских и к-югу-от-сахары-африканских оппонентов — с позиций законченного биолога-эволюциониста. Кроме всего прочего - из-за почти полного отсутствия за пределами Евразии подходящей для приручения и одновременно эффективной живности.


=Даймонд указывает 13 видов крупных животных свыше 45 кг (мегафауна по классическому определению), которые были одомашнены в Евразии. Для сравнения: в Южной Америке было одомашнено только одно крупное животное (рассматривая ламу и альпаку как две породы, произошедшие от одного дикого предка) и ни одного в других частях света.=


При этом лама была одомашнена поздно и явно только по тихой грусти — грузоподъемность 27-45 кг у самцов, полная невозможность использовать самок как вьючное и молочное животное.


Нюанс в том, что сама эта ситуация носит сугубо антропогенный характер. Хомо сапиенс сапиенс (ХСС) оккупировал нишу верховного хищника очень давно  и текущая фауна (а ее стараниями — флора и даже ландшафт) приобрела нынешний облик под его массивным влиянием. Даймонд сам указывает на «человеческий фактор» для обеих Америк, но системность явления им явно не учитывается. Так, дело не сводится лишь к вымираниям — Хомо вовсю занимался «генетическими модификациями» выживших видов.



Африканская фауна во многом дублирует евразийскую —   мы видим там все тот же набор слонов, быков, собак и  лошадеобразных. Однако если азиатский буйвол — более или менее приличная скотина, то африканский — злобный параноик и маньяк. Посконный африканский слон существенно проблемнее  индийского, при том, что его вымерший североафриканский подвид вполне приручался. Зебра — это осел в полоску, но одним упрямством ея недостатки не ограничиваются. И т.д.


Как  несложно догадаться, проблема с потенциально домашней африканской фауной в том, что двуногих она знает долго и очень хорошо.  Собственно хомо сапиенс сапиенс, положивший начало практике вымирания мегафауны без замещения новым видами, массово появился в Евразии очень сильно позже своего возникновения. Эталонной версии ХСС как минимум 195 тыс. лет, ранней от... 240±35 тыс. лет до 378±30 тыс. лет. При этом, хотя ранние попытки выхода за пределы Африки (причем «настоящей», ледниковая Сахара, вопреки распространенному мифу, была еще хуже нынешней), возможно, были уже 210 тыс. лет назад, действительно успешной — всего порядка 50-60 тыс. лет. Иными словами, как минимум 3/4 своей карьеры человек современный трепал нервы зебрам, а не ослам. Занудно выражаясь, в Африке отбор, направленный в строну, диаметрально противоположную необходимой для полноценного одомашнивания, шел крайне долго и отыграть его назад намного сложнее, чем в Евразии.


В Южной Америке доблестные Кловис, явившиеся в земли непуганой гоминидами дичи, попросту зачистили и без того не слишком богатую перспективными видами мегафауну почти в ноль. В итоге в горах выжил вид, не слишком привлекательный для  охотников (и одомашнивания).


В Северной с ее гораздо более богатой мегафауной реализовался, вероятно, промежуточный сценарий. В роли местной ламы (труднодоступной и малопривлекательной добычи) довольно явно выступает вилорог, научившийся бегать от плейстоценовых гепардообразных пум так хорошо, что остается вторым бегуном в мире, несмотря тысячелетнее отсутствие оных. Современный бизон, судя по всеядности,  адаптации к весьма суровым условиям и измельчанию,  где-то пересидевший бравых охотников верхнего палеолита, в итоге находился в начале пути африканский буйвол стайл. Кроме всего прочего, жывотное, насколько можно понять, стало намного более стадным. При этом гигантские толпы бизонов, существовавшие даже в эпоху лошади и кремневого ружья, довольно явно намекают на недопромысел в эпоху пешей охоты и лука.


Австралийцы наряду с объективными трудностями (сумчатые бесконечно далеки по интеллектуальности и от овцы, и от Эйнштейна) ударно извели всех «технически» легко контролируемых мегаживотных еще до эталонного вымирания мегафауны в конце плейстоцена.


При этом в зону истребления довольно очевидно попадала  и  «приледниковая» Евразия, где ранние хомо бывали редко, мало и поздно.


Вывод №1 — опция большей части Евразии в том, что в ее пределах живность подвергалась «оптимальному» давлению, недостаточному ни для окончательного вымирания, ни для полного озверения. Это обусловлено не только положением относительно прародины «хомяков», но и просто размерами. №2 Вероятно, мамонты и мастодонты, американские лошади и верблюды могли бы быть приручены легче и раньше, чем их южно- и ценральноевразийские аналоги. Иными словами, история могла бы пойти иначе и, например, кроманьонские «истинные арийцы», не имевшие никакого отношения к настоящим и почти изведенные волнами пришельцев с юга, могли бы все еще превозмогать — если бы менее активно бегали за мамонтами с топором.


Tags: биология, квазиисторические записки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 58 comments